rss

Чудотворные источники Дивеева
Мишкина каша (ювенальный детский триллер) В ответе за великую Россию Крах самодержавия. Часть 1 Мост

Статьи, видео: - ~Китайская карта~ Киссинджера»




1

Конфликт СССР и Китая на Даманском в марте 1969 года послужил началом дрейфа КНР к США. Уже в начале 1970-х Китай — союзник Америки против их общего врага, Советского Союза. Большую роль в разыгрывании «китайской карты» сыграл Киссинджер. Все договорённости о совместном, США и Китая, сдерживании СССР действенны и сегодня: в отношении правопреемника Советского Союза — России.

2 и 15 марта 1969 года на острове Даманском, что на реке Уссури, произошли боевые столкновения между Китаем и СССР (58 убитых советских солдат и от 700 до 1000 — китайских). Этот конфликт чуть не поставил две страны на грань ядерной войны. Интересно, что победу на Даманском китайцы приписывают себе. Уже осенью 1969 года остров был отдан КНР, и скоро они его соединили с берегом (просто засыпав 47-метровую протоку). Подбитый советский танк Т-62 был отправлен в Военный музей Пекина, и посмотреть на него как на символ победы водят китайских детей.

Результатом этого и другой череды военных столкновений на советско-китайской границе в 1969 году стало оформление союза между Китаем и США против их общего врага — СССР. Как происходило формирование этого союза в начале 1970-х, рассказывается в книге историков Лавренова и Попова «Советский Союз в локальных войнах и конфликтах» (ACT; Астрель, 2003).

Раскол советского монолита

Для США сближение с коммунистическим Китаем обеспечивало окончательный раскол советско-китайского «монолита», устранение опасности совместных, скоординированных действий двух социалистических государств на мировой арене, и прежде всего против Вашингтона.

В КНР сближение с США рассматривалось как форма борьбы с СССР. Не случайно антисоветская составляющая шагов Вашингтона и Пекина превалировала над всеми иными.

2
(Киссинджер и Чжоу Эньлай)

Решение о сближении с Вашингтоном было утверждено на пленуме ЦК КПК в октябре 1968 года. Через месяц Китай предложил США возобновление переговоров в Варшаве и заключение соглашения о пяти принципах мирного сосуществования. Вашингтон в 1969–1971 годах предпринял целую серию ответных жестов в политической, военной и экономической областях. Начался зондаж по поводу контактов на высшем политическом уровне, и вскоре Пекин передал президенту США Р. Никсону приглашение посетить Китай.

В апреле 1971 года Китай официально пригласил высокопоставленного американского посланника посетить КНР. В качестве такого посланника китайцы просили прислать помощника президента по национальной безопасности Г.Киссинджера, госсекретаря У.Роджерса или «даже самого президента США лично. Никсон в мае направил свое решение в Пекин: сперва в КНР прибудет с секретной миссией Киссинджер, а затем туда прибудет он сам.

2 июня 1971 года Пекин направил свой ответ в Вашингтон: китайцы заявляли о своей готовности принять обоих американских посланцев, а Никсону обещали организовать встречу с самим Мао Цзэдуном. Получив эту новость, Никсон так приободрился, что открыл «очень старую бутылку бренди «Корвуазьер» и вместе с Киссинджером поднял тост «за поколения, которые придут нам на смену и которые будут иметь возможность жить в мире благодаря тому, что мы сделали».

Китайскому партийному активу в документах ЦК Китайской компартии доводился главный вывод: «Наша борьба против двух гегемонов — это лозунг. По существу, мы выступаем главным образом против того самого реального врага, каким является социал-империализм советских ревизионистов, мы нападаем главным образом на этот социал-империализм. В данном вопросе у нас полная ясность, и США также прекрасно понимают ситуацию… из двух гегемонов мира, в конечном счете, один — Советский Союз — является самым прямым, самым опасным и самым реальным в настоящее время».

Официальное начало развитию американо-китайского диалога положила секретная поездка в Пекин помощника президента США по вопросам национальной безопасности Киссинджера. В июле 1971 года, находясь с официальным визитом в Пакистане, он неожиданно под предлогом болезни «исчез» из поля зрения журналистов. По предварительной договоренности с китайскими лидерами Киссинджер тайно посетил Пекин, где встретился с премьером Госсовета КНР Чжоу Эньлаем.

4
(Киссинджер и Дэн Сяопин)

Это был прорыв в американо-китайских отношениях, «замороженных» после победы народной революции в Китае. Во время переговоров Киссинджер заявил, что «США более не являются врагом Китая, не будут более изолировать Китай, поддержат предложение о восстановлении членства КНР в ООН, но выступают против изгнания из ООН представителей Чан Кайши».

Кто придумал термин «гегемонизм»

В своих мемуарах Киссинджер неоднократно отмечал, что американо-китайское сотрудничество с самого начала мыслилось в Вашингтоне, а равно и в Пекине, как направленное против СССР. Взаимодействие между США и КНР, подчеркивал Киссинджер, «отражало геополитическую реальность, проистекавшую из беспокойства в связи с увеличением советской мощи», и должно было побудить Советский Союз к «сдержанности и сотрудничеству». Именно Киссинджеру принадлежит авторство термина «гегемонизм», который вскоре вошел в политический язык Пекина для обозначения Советского Союза.

Во время своего визита Киссинджер намекнул китайским лидерам на возможность развития некоторых форм сотрудничества двух стран в сфере безопасности и представил им разведывательную информацию о советском военном развертывании на Дальнем Востоке, а также пообещал проинформировать их обо всех договоренностях США с СССР, которые так или иначе затрагивают интересы Китая.

Вслед за секретным визитом Киссинджера в Пекин отношения между двумя странами активизировались и стали наполняться реальным содержанием.

28 июля 1971 года американское правительство объявило о временном прекращении полетов разведывательных самолетов SR-71 и беспилотных летательных аппаратов ВВС США в воздушном пространстве КНР с разведывательными целями. В октябре 1971 года Киссинджер во время своего второго рабочего визита в КНР в знак особо доверительных отношений с Пекином передал китайской стороне фотоснимок советских военных объектов, сделанный из космоса.

В это же самое время на XXVI сессии Генеральной Ассамблеи ООН КНР была восстановлена — или скорее принята — в Организацию Объединенных Наций. Длительная американская блокада этого решения ООН закончилась, Тайвань лишился места в этой организации, а КНР получила фактически статус великой державы. Это была великая победа китайской дипломатии, которая, однако, стала возможной только благодаря изменившейся позиции Вашингтона.

4
(Никсон и Брежнев)

В феврале 1972 года с официальным визитом в Пекин прибыл президент США Никсон. Общность позиций двух стран проявилась прежде всего в явно антисоветской направленности совместного коммюнике, что было закодировано термином «борьбы против гегемонизма». Китайские источники прямо отмечают, что это положение «в действительности провозгласило борьбу против советского гегемонизма стратегической основой китайско-американских отношений».

Игра США с Москвой

Разыграв «китайскую карту», Вашингтон приступил к «игре» с Москвой по крупному. Первый ход в этой «игре» был сделан американцами, и был он как две капли воды похож на начало «китайской партии».

В апреле 1972 года, всего через два месяца после официального визита Никсона в Пекин, в Москву тайно приехал Генри Киссинджер. О пребывании Киссинджера в СССР до самого его отъезда в США не знал даже американский посол в Москве Дж.Бим.

Состоявшиеся переговоры Брежнева с Киссинджером были продуктивны: уже 22 мая 1972 года в Москву впервые в истории США с официальным визитом прибыл президент США Ричард Никсон. В прямой постановке на тех переговорах скорее всего проблемы советско-китайских отношений не обсуждались.

В мае 1973 года в Москву для подготовки ответного визита советского лидера в США вновь прибыл Киссинджер. На этот раз встреча американского посланника с Брежневым происходила в Завидово. Именно там, в один из дней после успешной охоты на кабанов, в неформальной обстановке охотничьего домика состоялся доверительный обмен мнениями между Брежневым и Киссинджером по китайской проблеме.

В.Суходрев, личный переводчик Брежнева, описывает в своих мемуарах тот разговор и связанные с ним проблемы:

«Дело в том, что проблема развивающихся отношений между США и Китаем была для советского руководства крайне важной и острой. Существовали большие опасения, что США могут, как тогда говорили, разыграть «китайскую карту», то есть шантажировать СССР перспективой установления особых отношений с Китаем в ущерб нашим интересам. Отношения СССР и КНР тогда были обострены до крайности.

7
(Киссинджер на охоте с Брежневым)

Брежнев прямо спросил Киссинджера:

— Как объяснить политику сближения с Китаем, которую проводит президент США? Как совместить её с заявлениями Никсона о желании развивать и укреплять дружественные отношения с СССР?

Киссинджер внимательно выслушал генсека и стал пространно объяснять, что политика США в отношении КНР никоим образом не направлена против интересов СССР, отношениям с которым США придают приоритетное значение. Что же касается упомянутого заявления президента Никсона в Шанхае, то, мол, сделано оно было на банкете, без подготовленного текста, экспромтом, да еще после хорошей дозы китайской рисовой водки маотай.

Брежнев, казалось, был удовлетворен ответом Киссинджера, и дальнейшая беседа уже не носила политического характера».

И все же, несмотря на удовлетворение Брежнева ответом Киссинджера по поводу американской политики в отношении Китая, опасения у Москвы остались. Эти опасения были не беспочвенны.

«Мудрая обезьяна» — Америка

В 1975 году Киссинджер, уже будучи госсекретарем США, откровенно высказался о целях американо-китайского сближения: «Соединенные Штаты и Китайская Народная Республика вновь сблизились после двух десятилетий по прагматическим соображениям. Обеими нашими странами руководил взаимный интерес, без иллюзий, в стремлении открыть новое начало. Мы и КНР заинтересованы в том, чтобы мир был свободен от доминирования посредством военной силы и угроз, того, что наше совместное коммюнике охарактеризовало в качестве «гегемонии». Мы заявили, что наши страны не будут стремиться к гегемонии и каждая из них будет противостоять попыткам других добиваться гегемонии».

С этого времени борьба против «гегемонизма», под которой в Пекине однозначно понимали Советский Союз, стала превалирующей тенденцией внешней политики Китая. В официальных китайских источниках отмечалось: «Советский социал-империализм является империалистической державой, следующей по пятам США и являющейся потому более агрессивной и авантюристической. Из двух сверхдержав СССР — самый свирепый, наиболее безрассудный, наиболее предательский и наиболее опасный источник мировой войны».

09
(Киссинджер и Путин)

Обстановка была уникальна для Вашингтона. Кризис в советско-китайских взаимоотношениях позволил ему занять место «мудрой обезьяны», наблюдающей с высокой горы за схваткой двух «тигров». Сам Киссинджер, касаясь политики США в отношении Москвы и Пекина, в своём докладе президенту Никсону по итогам визита в КНР в феврале 1973 года, перефразируя известную американскую пословицу, отмечал: «Нам нужно иметь наш «маотай» и пить нашу водку». Суть такой политики заключалась во взвешенном подходе по отношению к двум другим сторонам «треугольника». Киссинджер, как главный архитектор внешней политики США, с самого начала считал, что «геополитическим интересам Америки отвечает обеспечение независимости и территориальной целостности Китая перед лицом советской угрозы.

«Китайская карта» в конечном счете помогла Вашингтону выиграть «холодную войну» и устранить главную угрозу своим интересам, политике и ценностям со стороны некогда мощной сверхдержавы — СССР.

И что самое важное — все договорённости о совместном, США и Китая, сдерживании СССР действенны и сегодня: в отношении правопреемника Советского Союза — России.

-------------------------------------------------------------------
* - http://ttolk.ru/2017/03/07/
китайская-карта-киссинджера/


29.04.2017


Seo анализ сайта Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU facebook twitter rss mobile

^ Вверх