rss

Прожить жизнь, набело...
О скудости и богатстве Пантелеимон: Врач, христианин и мученик Бес, лести предан Остарбайтеры Фильм-притча. «Чем люди живы?

Статьи, видео: - Станет ли Россия Диким Западом?»

Артем Ивановский
-----------------------------

Принятие закона о свободной продаже боевого оружия и его возможные последствия.


Калашников_автомат


14 августа в провинциальном американском городе Колледж-Стейшн, штат Техас, два человека были убиты и еще пятеро ранены в результате стрельбы, открытой из автоматического оружия. Преступник, получивший в масс-медиа прозвище «Техасский стрелок», оказался 35-летним безработным, который, по словам его родственников, «в течение нескольких лет страдал от расстройства психики». За истекший месяц это уже третий случай массового расстрела людей в США.


1

Напомним, что 5 августа неизвестный открыл стрельбу в храме в окрестностях американского города Милуоки в штате Висконсин, жертвами стали около 20 человек. А 20 июля в кинотеатре Денвера, штат Колорадо, вооруженный помповым ружьем преступник убил 15 и ранил 58 человек.


*********************

Конечно, у российского читателя может возникнуть вопрос: к чему напоминать об этом кровавом безобразии? Подобные случаи происходят в США регулярно, но у нас, в России, слава Богу, до такого пока не дошло. Именно в этом слове «пока» и состоит суть проблемы.

Все вышеупомянутые преступления объединяет один и тот же главный момент: преступники приобрели оружие в полном соответствии с действующим законодательством.
Так, дотошные американские журналисты обнаружили страницу «Техасского стрелка» в социальной сети Facebook, где тот разместил несколько своих фотографий с оружием, а за неделю до убийства оставил сообщение о том, что купил в оружейном магазине «новую игрушку» - винтовку Мосина. Сегодня и в нашей стране дело стремительно идет к тому, что будет разрешена свободная продажа нарезного огнестрельного оружия. Поэтому репортажи о «техасских» или «денверских» «стрелках» можно смело рассматривать, как предсказание ожидающего нас близкого будущего.

30 июля первый заместитель председателя Совета Федерации РФ Александр Торшин внес на рассмотрение президента России проект закона, согласно которому боевое короткоствольное оружие поступит в свободную продажу, а его применение «в целях самообороны» не повлечет за собой привлечение к уголовной ответственности. В случае одобрения президентом документ будет принят Госдумой и уже в январе 2013 года вступит в законную силу. Подчеркнем, что передаче данного законопроекта в Администрацию президента предшествовала пропагандистская кампания в средствах массовой информации, масштаб которой наводил на определенные размышления. Более того, 23 июля, три дня спустя после бойни в кинотеатре Денвера, когда в США потоком пошли требования ограничить свободную продажу оружия, г-н Торшин презентовал в Совете Федерации специальный экспертный доклад прямо противоположного содержания.

Аргументация сторонников свободного оборота боевого оружия преимущественно сводится к трем главным пунктам:

1. Боевое оружие все равно массово приобретается преступниками в обход закона, в то время как законопослушные граждане не имеют возможности приобрести оружие для самозащиты.

2. Существует огромный нелегальный рынок оружия, где можно купить всё, что угодно - пистолеты ТТ, Макарова, автоматы АК различных модификаций. «Легализация» боевого оружия позволит вывести этот огромный «черный рынок» из тени и поставить под надлежащий контроль государства.

3. Свободная продажа оружия будет способствовать значительному снижению числа насильственных преступлений (вооруженных грабежей, изнасилований и т.п.), поскольку потенциальные жертвы смогут дать вооруженный отпор преступникам, что серьезно оздоровит криминогенную обстановку в обществе.

Однако всех заткнула за пояс Мария Бутина, федеральный координатор общественного движения «Право на оружие», опубликовавшая в популярном издании «Газета.ру» большую статью под названием «Самооборона власти».


Мария Бутина


Приведем наиболее примечательный фрагмент: «Когда к человеку в темном месте подходят сомнительные личности, угрожая ему насилием или грабежом, он не должен нести ответственность за причиненные в таких случаях им увечья или даже смерти... Однако отношение наших правоохранителей к этим самым законопослушным гражданам иное. И дело не только в том, что они, как и наше государство в целом, хотят сохранить навечно за собой монопольное право на насилие. Дело в том, что инстинктивно государство чувствует смертельную опасность для себя в том, чтобы в обществе появилось большое количество людей, не просто имеющих собственное достоинство, но и умеющих, готовых постоять за себя. Потому что все эти качества неотъемлемы для людей, считающих себя свободными. Их-то наше государство и боится больше всего. Даже больше преступников, словно считая их более «социально близкими» себе, более понятными и управляемыми. Это недоверие, неприязнь к свободной личности уходит корнями в вековые традиции российского государства. Ему всегда было удобнее иметь дело с теми, кто раболепно склоняет голову и волю перед насилием».

Ничего не скажешь, г-жа Бутина может смело выходить на Болотную площадь.

Непонятно только, как ей удается метать громы и молнии в «тоталитарное российское государство» и одновременно заниматься лоббированием свободной продажи оружия в одной связке с сенатором Торшиным, весьма высокопоставленным чиновником этого самого «тоталитарного государства»?


Теперь рассмотрим приведенную выше аргументацию «легалистов» боевого оружия по существу. Сегодня ношение огнестрельного боевого оружия является в России уголовно наказуемым деянием. Зададим простой вопрос: для преступника что будет предпочтительнее - вооружиться для совершения преступления «черным», нелегально приобретенным стволом или приобрести оружие на совершенно законных основаниях? А что до всевозможных «разрешений на ношение оружия», «регистраций оружия» и прочих бумажек, которые, по задумке инициаторов данной «реформы», якобы, способны ограничить доступ преступников и психопатов к боевым пистолетам, то можно вспомнить, к примеру, что только в Москве несколько сотен коммерческих структур торгуют за наличный расчет полным пакетом документов, превращающим нелегальных мигрантов (зачастую судимых по уголовным статьям) в «законопослушных», находящихся в столице абсолютно легально.

Без малейшего преувеличения можно утверждать, что даже Шамиль Басаев мог бы совершенно официально и законно получить столичную регистрацию. Что помешает таким же образом продавать за звонкую монету все необходимые разрешения на владение оружием?


2


Аргумент насчет «легализации и взятия под государственный контроль «черного рынка» оружия» лучше всего рассмотреть на примере аналогичных по сути мер, которые ранее уже принимались в ряде зарубежных государств в отношении еще одного запрещенного законом, но очень прибыльного товара – наркотиков. Например, в Норвегии действует государственная программа продажи героина и прочих «тяжелых» наркотиков наркоманам в специальных аптеках, где можно не только законно приобрести дозу, но и прямо в надлежаще оборудованном помещении уколоться опять же государственным шприцем. Заметим, что в результате запуска этой программы меньше героина продаваться на уличных «точках» не стало, а прибыли орудующей в этой скандинавской стране косовской наркомафии нисколько не пострадали. Если говорить конкретно о России, то можно вспомнить весьма похожую идею «борьбы с нелегальным оборотом алкоголя», единственным результатом которой стало сосуществование в нашей стране легального и «черного» рынков. Причем последний обладает тем преимуществом, что предлагает пойло по гораздо более низким ценам. В этой связи отметим, что лоббисты легализации боевого оружия очень часто пускают в ход данный аргумент: мол, «законный» пистолет в магазине будет стоить дорого и окажется просто не по карману уголовной шушере. Оставим такого рода вздор на совести Бутиной и компании.

Наконец, наиболее очевидным абсурдом является идея побороть преступность путем раздачи всем «законопослушным» гражданам боевого оружия. Прежде всего, любому человеку, которому приходилось сталкиваться с преступниками, понятно, что они всегда нападают быстро и внезапно. Теперь представим себе реальную картину в подобной ситуации: для того, чтобы отбить нападение, необходимо вынуть пистолет из кобуры, снять с предохранителя, привести курок в боевое положение, отвести затвор, чтобы дослать патрон в патронник, прицелиться и произвести выстрел. За это время преступник либо успеет всадить в жертву нож, либо сможет перехватить руку обороняющегося с оружием и хорошо, если не отберет его и не применит против самого обороняющегося. То есть, для эффективной самозащиты теоретически необходимо постоянно держать в руке взведенный пистолет. Понятно, что на практике это невозможно. Кроме того, самооборона может быть успешной или безуспешной совершенно независимо от того, обороняется ли человек от преступника с помощью пистолета, ножа или любого другого подручного предмета. Сейчас все большую популярность в крупных российских городах приобретают всевозможные курсы самообороны, прежде всего, для женщин, где инструкторы учат тому, как обычную булавку или заколку для волос можно успешно использовать для защиты от нападения преступника. Можно вспомнить, как в июле сего года в Подмосковье Татьяна Кудрявцева уничтожила напавшего на нее преступника обыкновенным грибным ножиком. То есть, проблема самообороны заключается отнюдь не в пистолете, как это пытаются внушить нам сторонники свободной продажи оружия.

Справедливости ради следует отметить, что «легалисты» признают: законопроект о свободном обороте боевого оружия имеет как плюсы, так и минусы.


4


Действительно, будет нелишне взглянуть на эту проблему с такой точки зрения. Увы, сопоставляя «плюсы» с «минусами», легко прийти к выводам, полностью опрокидывающим аргументацию в пользу продажи боевых пистолетов всем желающим. Допустим, что теоретически какой-то части законопослушных граждан удалось защитить себя и своих близких от посягательств преступников. Это «плюс». А вот теперь рассмотрим «минусы», которых гораздо больше. «Денверский стрелок», устроивший бойню в кинотеатре, не был ни судимым, ни клиническим психопатом. Просто, он насмотрелся блокбастеров, вообразил себя «Джокером» и захотел, чтобы о нем заговорил весь мир. Андерс Брейвик, перестрелявший более 70 человек, тоже приобрел оружие законно и не был ни судимым, ни психически больным. В ходе расследования был изъят его дневник, где Брейвик записал, что для психологической подготовки к массовому убийству в течение года регулярно играл в популярную компьютерную «стрелялку» «World of Warcraft». В России пока еще нет статистических исследований на тему, каким образом, скажем, сериал «Бригада» содействовал увеличению количества преступлений. Проще говоря, нет никаких гарантий того, что боевое оружие не попадет в руки людей формально здоровых, но психически или эмоционально неуравновешенных. На всю Россию прогремел недавний случай, когда двенадцатилетний мальчик зарезал ножом свою мать, запрещавшую ему бесконечно играть в компьютерные игры с элементами насилия. Об этой серьезной проблеме заявил директор Государственного научного центра судебной и социальной психиатрии имени Сербского Зураб Кекелидзе:

«Кому мы предлагаем оружие? Данные здравоохранения говорят о том, что каждый пятый болен психическими заболеваниями. По данным Всемирной организации здравоохранения, каждый четвертый человек не болен, но страдает психическим расстройством».
Насколько велика эта угроза, можно судить по тому факту, что 24 июля московская премьера печально знаменитого блокбастера «Темный Рыцарь: Возрождение легенды» проходила при усиленных мерах безопасности.

Еще один значительный «минус» - чрезвычайно высокий уровень бытового насилия в нашей стране. Вот мнение президента Международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Сергея Гончарова: «Сейчас граждане в бытовых ссорах используют травматическое, пневматическое оружие, и медицина может спасти жертв этих разборок. А если каждый получит право на ношение огнестрельного оружия, то увеличится процент именно летальных случаев». Вполне определенно высказался этот боевой офицер-ветеран и насчет идеи «легализации «черного рынка» оружия»: «Сейчас у российских преступников в арсенале множество нелегального оружия, им не нужно дожидаться принятия такого закона, чтобы вооружиться, так что им ничего не страшно». Об угрозе перехода бытового насилия в вооруженное говорит и Зураб Кекелидзе: «Посмотрите, что у нас творится на дорогах? Извините за это слово — «мордобой». Но что будет, когда решение проблем мордобоем не будет оканчиваться, а будет иметь продолжение с использованием огнестрельного оружия?» Можно предположить, что после принятия закона о свободном обороте оружия тысячи бытовых убийств, ранее совершавшихся топорами, ножами или молотками, будут совершаться с помощью боевых пистолетов. Соответственно, и численность жертв будет гораздо больше.

Следует упомянуть еще одно существенное обстоятельство. Сегодня российские города стремительно захлестываются потоками нелегальных мигрантов. Уровень межэтнических конфликтов все последние годы устойчиво возрастает. Причем жертвами все чаще становятся именно русские. Сейчас в Москве идет судебный процесс над одним представителем «малого народа», случай с которым можно рассматривать как классический. Этот представитель «угнетенного малого народа» частенько жаловался в своих интервью на «ксенофобию» русских. 11 июня сего года в Москве возле торгового центра «Европейский» был убит 19-летний Алексей Усачев, а его жертвы (именно так они себя обозначили в заявлении на имя начальника Следственного комитета РФ) – оказали вооруженное сопротивление следователям, попытавшимся их допросить. Зададим простой вопрос: если бы тот же Аслан Черкесов имел свободный доступ к боевому оружию, ограничился бы список его жертв одним только Егором Свиридовым? Сколько полицейских погибли бы от рук убийц Усачева, будь у них не травматические, а боевые пистолеты?

И какими толстолобыми надо быть тем чиновникам, чтобы при таком уровне межэтнической напряженности в современной России протаскивать закон о свободном обороте смертоносного оружия?


Наконец, все точки над «i» нетрудно расставить, приняв во внимание уже имеющуюся статистику преступлений с применением травматического оружия. Приведем примеры только за июль месяц текущего года.

2 июля в центре Москвы, на Лефортовском валу, произошел конфликт между группой молодежи и полицейскими. Сотрудникам полиции угрожали физической расправой. Один из хулиганов открыл стрельбу из травматического оружия. Трое полицейских были госпитализированы с ранениями. Кроме того, пострадал и случайный прохожий.

6 июля в столице на улице Миклухо-Маклая открыли стрельбу из травматических пистолетов, пострадали шесть человек. Как выяснилось в ходе расследования, ночью группа москвичей провожала своего друга в армию. У них возник конфликт с группой уроженцев Северного Кавказа, переросший в драку с применением травматического оружия.

8 июля в Москве мужчина обстрелял из травматического оружия детскую площадку, пострадала 14-летняя школьница.

10 июля в интернете было размещено видео разбойного нападения на стоявший в пробке на МКАДе автомобиль. На кадрах видно, как люди спокойно сидят в своих машинах, наблюдая, как их соседа обстреливают из травматического оружия и грабят.

12 июля в Москве произошла драка между курсантами полицейских учебных заведений и выходцами с Северного Кавказа.


9


Кавказцы напали на курсантов и полицейских, применяя травматическое оружие и обрезки арматуры. В результате трое курсантов получили ранения.

Преступления с применением травматического оружия (относительно безопасного по сравнению с боевым нарезным) приняли такой размах, что еще в декабре 2010 года Президент России Дмитрий Медведев вынужден был подписать закон об ужесточении правил продажи и выдачи разрешений на травматику. Но преступлений с ее применением меньше не стало, что четко и ясно доказывает: выпущенного из бутылки джинна обратно уже не затолкать. Излишне говорить о том, что если бы во всех перечисленных выше случаях у преступников имелось приобретенное столь же законным путем боевое оружие, то последствия оказались бы куда более тяжкими.

Однако никакие соображения здравого смысла не принимаются во внимание лоббистами свободного оборота боевого оружия. Причины очевидны, и, надо признать, что в пресловутом докладе в Совете Федерации излагаются «экспертами» г-на Торшина с похвальной откровенностью. По их оценкам, только в течение первого года после разрешения хранить пистолеты покупателями могут стать 1,5 млн человек. Каждый год этот рынок будет расти на 10%.

В течение десяти лет после принятия закона объем рынка короткоствольного оружия составит около 746 млрд рублей. Так что, ларчик открывается просто.


23 июля коммерческий директор оружейной компании Arms Group Анатолий Драпкин в прямом эфире «Радио Business FM» заявил дословно следующее: «Это будет большая волна всплеска коммерческой активности. Все законопослушные граждане в 95% стран мира пользуются правом приобретения короткоствольного огнестрельного оружия. Уж если говорить о России, это очень актуальная вещь, это будет дисциплинировать, по крайней мере, людей. Когда в руках находится оружие нелетальное и несмертельное, значит, с тем большей лёгкостью к его использованию они относятся. Поэтому я целиком и полностью на стороне Александра Торшина. Это хорошая инициатива». В этой связи можно упомянуть тот факт, что массовое убийство в денверском кинотеатре не помешало, а скорее, спровоцировало всплеск интереса к фильму «Темный рыцарь: Возрождение легенды», который только за первые выходные собрал в мировом прокате около 250 миллионов долларов. Продюсеры этого блокбастера пока еще не выступили со словами благодарности в адрес Джеймса Холмса.


*****************************

«Легализация короткоствольного оружия заставит россиян улыбаться чаще — как в Америке», - такое замечательное заявление сделал сенатор Торшин 24 июля в студии телеканала НТВ. Что тут скажешь? Задорнов отдыхает!

-------------------------------
http://www.stoletie.ru/


19.08.2017


Seo анализ сайта Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU facebook twitter rss mobile

^ Вверх